#ОсобеннойОдеждыНет

Вы до сих пор думаете, что есть особенная одежда в которой насилуют?

#ОсобеннойОдеждыНет

Вы до сих пор думаете, что есть особенная одежда в которой насилуют?
Женщинам пережившим изнасилование часто задают вопрос "Во что ты была одета?", подразумевая, что она как-то особенно выглядела раз несчастный насильник не удержался и набросился на неё.

В этом проекте мы покажем, что нет особенной одежды в которой насилуют, а вопрос "Во что ты была одета?" навязывает чувство вины.
Меня зовут Леман Гузель - создательница проекта #ОсобеннойОдеждыНет
Я женщина пережившая изнасилование в подростковом возрасте. Сейчас кризисный психолог и блогерка. Каждый день в инстаграме отвечаю и помогаю женщинам, которые прошли через изнасилование. Многих до сих пор мучает чувство вины, потому что общество, медиа, родные давят, что они могли сами спровоцировать насильника внешним видом.

Поэтому я попросила подписчиц прислать мне свои случаи изнасилования и рассказать во что они были одеты. Все истории разделила по группам и выбрала основные виды случаев, а мои подруги помогли найти похожую одежду и воссоздать внешние образы девушек из этих историй.




Когда меня изнасиловали в 16 лет я была одета в самую простую одежду: темно-синие джинсы с белыми рисунками по бокам, красную кофту GAP и джинсовку.

Сейчас вы увидите одежду в которой были девушки в момент изнасилования
Ей было около пяти лет. На ней был комбинезон

Иногда я думаю, а вдруг это всё — плод моего воображения, некое всплывшее сновидение?
⠀⠀
Я помню лишь того отвратительного мне человека.
Лето. Дачу. Ящик с маленькими игрушками. Мне около пяти лет и я одета во что-то светлое, короткое. Кажется, это был обычный комбинезон, так тесно связанный с детством и разбитыми коленками. Оказалось, не только с этим.

Потом темную комнату, кровать. Его. Возможно пьяного, лежащего со спущенными штанами. Его руку, держащую мою голову за волосы и тыкающую меня «туда». Отвратительный запах. И резкие фразы, вроде «ну попробуй», «все ведь так делают и ты сделай». А после не помню, что было.
Кажется, это повторялось. Моя память жёстко блокирует эти мозговые файлы, что залегли в глубины подсознания.


Я не помню почти ничего, но эти воспоминания есть во мне.
Не знаю, говорила ли я об этом, когда была маленькая, затрагивала ли хоть как-то эту тему, пыталась ли хоть немного передать, что я чувствую?
И если это действительно было, почему никто не поговорил тогда со мной об этом, или думали, ребёнок ничего не поймёт, не запомнит?
А сейчас я не знаю — сомневаться мне в том, было это или не было, или сомневаться в том, сколько раз это было со мной.
Ей было 14. Она была одета в черные джинсы и цветную водолазку
Его звали Андрей. Ему было сорок. Маше он сразу понравился. Ни мама, ни отец не говорили с ней пятнадцать минут к ряду о литературе и музыке, не читали Ницше, не слушали «Гражданскую оборону», да и вообще чаще всего молчали в своих комнатах.
А Андрей был… учителем, товарищем, другом. А то, что иногда приобнимал за талию и шептал на ухо, какая она красивая…
Маша вспомнила, что, когда впервые заподозрила неладное, оборвала сама себя: «Как ты можешь думать о нем такое? Андрей — прекрасный человек, а ты просто глупая четырнадцатилетняя девчонка, которая ничего не понимает».
Глупой девчонке надо было больше доверять своим инстинктам.
В тот день, когда все произошло, Андрей под благовидным предлогом позвал ее к себе в гости. У него дома их ждали его мама и бабушка, а в дальней комнате, в которую он увел Машу, все было так же, как дома у одной из ее родственниц. На какое-то мгновение ей даже показалось, что она вернулась в воспоминания детства, еще такие свежие и яркие, но тут Андрей захлопнул дверь и, приобняв, начал гладить Машу по волосам.
О том, что он ее поцелует, она догадалась за полминуты, но ничего не смогла сделать. Оттолкнуть было невежливо, отойти в сторону — страшно. А может быть, так и должны развиваться отношения между людьми разного пола?
Папа никогда не обращал на Машу внимания, по полгода мог не сказать ей ни одного слова, зато маму постоянно обнимал и целовал, а потом уводил в спальню. Маша знала, что они там делали.
Это и есть цена за чью-то любовь? Мы должны так расплачиваться?
В какой-то момент Маша поняла, что просто лежит, тупо глядя в потолок, с водолазкой обернувшейся вокруг шеи, а чужие зубы, что терзают ее соски до синяков, не приносят боли.
Все закончилось в один момент, как-то нелепо и глупо: мама позвала Андрея из главной комнаты. Он излишне резко выпрямился на кровати, Маша дернулась и упала на пол, судорожно пытаясь уцепиться за покрывало.
Через несколько дней мама увидела у Маши синяки от зубов на груди и даже спросила, откуда они. Услышав ответ, помолчала, развернулась и ушла.
У девушки есть право устать, перебрать с алкоголем и заснуть на вечеринке. Это ее тело и ее жизнь.

Но у другого человека нет права пользоваться ее беспомощным и беззащитным состоянием насилуя ее пока она в полуотключке и не может за себя постоять.

Девушкам говорят «опасайся мужчин ведь они себя не контролируют когда пьяны, нападают, насилуют. Чтобы уберечь себя сиди дома, никаких тусовок».
Из-за таких слов и вырастает чувство вины в случае чего.

А может пора перестать перекладывать ответственность на женщин и начать объяснять мужчинам, что нельзя насиловать?

Ни у кого нет права посягать на тело другого человека.

Ни у кого.
Вы до сих пор думаете, что есть особенная одежда в которой насилуют?

Такой одежды нет.

В изнасиловании всегда виноват только насильник.
#особеннойодеждынет





#ОсобеннойОдеждыНет
Спасибо всем участницам проекта #ОсобеннойОдеждыНет за участие в съемке и воссоздании образов девушек переживших сексуальное насилие
Made on
Tilda